Сергиев скит – символ духовного возрождения. Интервью председателя Калужского отделения ИППО Виталия Гороховатского в блоге Андрея Полякова

Версия для печати Отправить на e-mail

6 апреля 2011 г.

Журналист Андрей Поляков в своем блоге «Экспедиция» ведет проект «Люди — сокровище России», в котором рассказывает об именах, которые нельзя забывать. 5 апреля 2011 года его гостем стал председатель Калужского отделения ИППО Виталий Гороховатский, который поделился своими планами о восстановлении Сергиева скита, построенного Калужским отделом ИППО в память о первом Председателе ИППО великом князе Сергее Александровиче после его гибели, но разрушенного в годы светской власти.

Атеисты, верящие в незыблемость первичности материи, уже не раз в истории человечества пытались стереть с  лица Земли не соответствующие их идеологии вещи, связанные с  непознанными законами. Последний яркий пример варварского разгула – попытка уничтожения духовных символов разных народов. Однако большевики, пришедшие на волне терроризма и уничтожения корневых основ культуры, оказались секундным  явлением во вселенском и земном  масштабе Вечности,  где ее первооснова – Дух обладает удивительной  способностью возрождаться из небытия.


Символом  Веры, Любви и Милосердия можно смело назвать Сергиев скит  под  Калугой, чудесным образом созданный до революции, затем разрушенный, и вновь теперь возрождающийся.

Одним из инициаторов воссоздания  уникальной  обители стал председатель Калужского отделения Императорского Православного Палестинского общества Виталий Гороховатский.

Виталий Николаевич, в Калужской области довольно много обителей, монастырей, хорошо известных не только в России. Но, оказывается, в этом краю есть места, которые до сих пор остаются в забвении, например, Сергиев скит. В чем его особенность?

- Это уникальное место, чудесное. Здесь до революции молились монахи и старцы. Место для возведения храма выбрала супруга великого князя Сергея Александровича, великая княгиня Елизавета Фёдоровна, впоследствии причисленная к лику святых.  Она стала после смерти мужа преемницей  Императорского Православного Палестинского общества и воздвигла храм Сергия Радонежского в память о  своем муже Сергее. Храм  стоял на месте, где сейчас находится заброшенный пионерский лагерь.

И когда мы узнали об этом, то решили  сохранить память историческую о событиях, которые здесь происходили. Мы обратились к митрополиту, провели молебен, и буквально через неделю на этом месте встал крест.

Почему княгиня выбрала именно это место?

- Мы знаем, что Елизавета Фёдоровна  — внучка английской королевы Виктории. По старинной традиции, известные фамилии  Европы и России всегда старались родниться.  Сестра Елизаветы Фёдоровны  — Александра Фёдоровна, была супругой  Николая  Второго. А Елизавета Фёдоровна  вышла за дядю царя –  Сергея Александровича. Таким образом, две династии соединились.

После того, как террористы убили Сергея Александровича, Елизавета Фёдоровна  поклялась увековечить его память и  возвела   Сергиев скит. Есть такая традиция – создавать в честь знаменитых событий храмы и монастыри. Мы знаем, что в знак победы над Наполеоном  возвели Храм Христа Спасителя, в честь Сергия Радонежского построили  знаменитую  Сергиево-Троицкую Лавру – наше чудо.


Ровно сто пять лет назад, в 1906 году, через год после смерти Сергея Александровича, 17 февраля по новому стилю, состоялось  заседание Калужского отделения Императорского Православного Палестинского общества, где предприниматели пожертвовали землю на строительство скита. К тому времени в этом месте  уже столетие жили монахи, которые были не согласны с некими пунктами уставов монастырей и уединялись  для молитвы и сверхаскетичного  образа  жизни.

Сохранились сведения,  что старец  Герасим, который жил в  Тихоновой пустыни,  предсказал тогдашнему Калужскому губернатору, тогдашнему  заместителю  председателя Калужского отделения Императорского Православного Палестинского общества, что Сергиев скит, который собирались строить, трагически исчезнет  после гражданской войны. Так оно и случилось.



Сергей Александрович в Калуге лично бывал?

- Он  питал глубокие чувства к Калуге, буквально за два года до своей смерти приезжал в наш город и молился в Троицком соборе. Великий князь  также приезжал сюда с Николаем Вторым. Они воодушевляли воинов на русско-японскую войну и, как сообщают очевидцы, у царских особ были горящие искренние глаза, они чуть ли  не обнимали каждого солдата.  Августейшие особы специально приезжали в  нашу  провинцию, чтобы разделить горе войны и вдохновить людей. И любовь у них к этим местам была очень большая.

Когда был заложен храм?

- 17 февраля 1906 года был заложен камень, и удивительно, что ровно через год храм уже стоял. На его открытии был грандиозный  войсковой  парад, потому что Сергей Александрович возглавлял Московский военный гарнизон, к которому относился гарнизон Калужский.

Сергиев скит был  первым шагом к  паломничеству на Святую землю, так как здесь, в специальной лавке,  продавали льготные билеты в Иерусалим. Также в ските  располагались  дом инвалидов русско-японской войны, и трехэтажная гостиница для паломников.


Паломники, приезжающие на благословенную Калужскую землю, сходили на станции  «Сергиев скит»,  отдыхали в гостинице, а затем уже отправлялись по нашим святыням -  в Тихонову пустынь, Оптину пустынь, Шамордино. Таким образом, здесь была некая основа, цитадель   культуры паломничества.

Елизавета Фёдоровна посещала монастыри как паломница?

- В Калужской губернии  Елизавета Фёдоровна побывала  в  большем количестве  монастырей, чем  где-либо ещё.  Она  молилась  в Тихоновой пустыне, Оптиной пустыне, Шамордино, Лаврентьевском монастыре, Казанском монастыре.

А  на это место она приезжала в последний раз сто лет назад  в 1911 году, в день своего рождения,  и молилась  за Сергея Александровича, за Сергия Радонежского за всю Калужскую землю. Она будто предвидела трагедию, которая ожидала Россию в ближайшие годы. Очевидцы утверждают, что  молилась она на протяжении многих часов. Мало кто  мог выдержать в молитве столько времени.

Кто воскресил забытую историю Сергиева скита?

- Удивительно, что еще три года назад об этом месте не знал здесь вообще никто. Книжечка калужских краеведов  о Сергиевом ските, изданная мизерным тиражом, поразила меня и  моих единомышленников.  Была создана инициативная группа по увековечиванию  памяти Сергея Александровича и Елизаветы Фёдоровны на Калужской земле.




Удивительный факт -  три года назад во время проливного дождя монахи служили здесь молебен, чтобы  это  дело как-то сдвинулось с места. Чудесным образом  через неделю здесь уже стоял крест, который поставили соборно, так как  денег не было ни копейки.


Один бизнесмен привёз  деревянный крест дубовый. А до этого отец Никита спрашивал, какой нужен  крест и порекомендовал железный, а я хотел деревянный.  Но как все можно успеть сделать за неделю? Вдруг батюшка говорит: «Ну-ка, позвони одному прихожанину!» Я позвонил ему, и оказалось, что он в этот момент находился в полутора километрах от нас. Приехал, а с ним еще три бизнесмена. Один из них говорит: «Ну,  что просто крест ставить, нужно голгофу сделать». Какую голгофу, когда  и денег нет, и остались считанные дни? А третий  предлагает: «Если голгофа будет, тогда давайте обнесем ее железными цепями». Я не верил, что это будет возможно. Но привезли машину щебня, песка, цепи и все остальное. Представляете, нужно было все согласовать с архитектором города и так далее?  И через три дня крест здесь уже стоял.

И  спустя сто лет на этой благословенной земле у Сергиева скита мы провели молебен в день Елизаветы Фёдоровны. Привезли землю с Марфо-Мариинской обители, капсулу замуровали  под крестом. Это было так тепло, правильно. Люди понимали, что мы делаем что-то очень важное.

Когда, по вашим предположениям, должен появиться воссозданный храм и весь комплекс?

- Одна журналистка  задала мне вопрос: «А вы уверены, что  сможете возродить этот монастырь?». Я ей отвечаю: «Вопрос этот не ко мне, вы сами верите, что храм будет?».  Она опешила. И тогда все остальные сказали: «Конечно, мы верим, что он будет!».  Мы будем верить и молится, чтобы храм был, потому что Иисус Христос раздвигал моря только за счет веры.

И если мы все будем верить, что храм возродится, то он  будет здесь стоять вновь. В некотором смысле, это некое наше покаяние за грехи наших предков, за грехи, которые мы сейчас делаем. Так что, если этот скит возродится, то и Россия будет возрождаться. Вот эта соборность, понимание того, что мы делаем  что-то главное в жизни, и  движет нами. У нас нет никакой корысти, только есть любовь, любовь к тем людям, на чьих костях все это стоит. Здесь столько откроется тайн!  И это то,  ради чего стоит жить. Мы говорим о национальной идее, о самосознании. А самосознание здесь, внутри нас – в тех людях, которые установили крест.

 

Каким образом вы собираете средства на восстановление скита?

- Когда мы сюда паломников привезли, чтобы потом отправиться в Новоспасский монастырь помолиться о Сергее Александровиче, у меня в бюджете были деньги от благодетелей только на один автобус. А собралось 80 человек. Пришла женщина, а я знал, что ее муж бизнесмен, владелец одного из крупных заводов. Я попросил, чтобы она поговорила с супругом помочь  с автобусом. Она вернулась и передает конверт с деньгами на второй автобус. Я ее хотел как-то отблагодарить. А она сказала: «Я очень прошу, чтобы никто не знал, ни мой муж, ни кто-то другой». В этом и есть какой-то внутренний знак покаяния у тех людей, которые хотят видеть Россию великой и  возрожденной.

С Калужской землёй связана невидимыми узами Елизавета Фёдоровна. Сюда она часто приезжала молиться, считала эту землю благословенной и построила здесь  в память о своем муже Сергиев скит. Может быть, чудо возрождения Сергиева скита проходит с невидимой поддержкой святой Елизаветы?

- Мы уверены в этом, и считаем, что Сергиев скит необходимо воссоздать еще и потому, что здесь есть частица души Елизаветы Фёдоровны, ее милосердие здесь на нашей благословенной Калужской земле. Нам еще предстоит осознать, почему ее тянуло именно сюда.

Много всяких мистических совпадений происходит. Например,  18 июля, когда княгиню бросили в шахту, совпал с днем преподобного Сергия Радонежского. А как можно объяснить в современное время то,  что сейчас Сергей Степашин руководит Императорским Православным Палестинским обществом, и принято решение спустя сто лет  о воссоздании Калужского отделения? И мы получили  юридические документы в день Крещения, 19-го января, причем не 18-го и не 20-го. Это тоже заставляет нас задуматься. И мы обязательно доведем начатое дело до конца.

Для меня выбор сделан окончательно, это главное дело в моей жизни. Мои друзья и сподвижники сплачиваются, мы объединяем Россию вокруг наших святынь, вокруг наших ценностей. Мы в некотором смысле формируем идеал гражданина великой России на конкретных примерах, на великих наших делах – на милосердии, на любви. Я думаю, что мы на правильном пути, и никто не сможет нас с него свернуть. Россия будет великой, пока есть память, и пока мы есть.

Андрей Поляков
Экспедиция

Еще по теме:

 
< Пред.   След. >