На Святой Земле. Интервью заместителя Председателя ИППО архиепископа Марка для журнала «Русская история»


28 июля 2011 г.

Третий номер журнала «Русская история» за 2011 год посвящен теме Святой Земли. Помимо статей на эту тему, в номере опубликовано интервью с заместителем Императорского Православного Палестинского Общества архиепископом Егорьевским Марком, руководителем Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям. В интервью затронуты темы служения Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и Императорского Православного Палестинского Общества, паломничества, возвращения российской собственности на Святой Земле.

Справка
Архиепископ Егорьевский Марк (Головков) во время обучения в Московской духовной академии в 1990 году был пострижен в монашество с именем Марк, а в 1991-м рукоположен в сан иеромонаха. В августе 1992 года он был назначен членом Русской духовной миссии в Иерусалиме, в 1997-м возведён в сан игумена. С декабря 1999 года – заместитель председателя отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, а с января 2000-го – настоятель храма Троицы Живоначальной в Хорошёве. В мае 2000 года возведён в сан архимандрита, в 2004-м хиротописан в епископа Егорьевского, викария Московской епархии. Решением Священного Синода от 31 мая 2009 года назначен секретарём Московской Патриархии по зарубежным учреждениям, также ему поручено временное управление Венско-австрийской и Венгерской епархиями. Во внимании к усердному служению Церкви Божией 1 февраля 2010 года возведён в сан архиепископа. Архиепископ Марк является заместителем Председателя Императорского Православного Палестинский Общества.

Корр.:
Что для Вас значит понятие «Святая Земля»?

Архиепископ Марк: Святая Земля – это наша вторая родина, колыбель нашей веры. И это не пустые слова: мы видим, с каким желанием направляются туда православные паломники.

Есть много различных свидетельств, которые показывают, насколько глубокий след оставляет Святая Земля в человеческих сердцах. Для меня эти слова также наполнены глубоким внутренним содержанием. В течение семи лет я трудился в Иерусалиме, к этому месту прирос душой. Поэтому часто вспоминаю святыни Палестины, Иерусалима, богослужения на святых местах это близко моему сердцу. Существует много рассказов людей о том, какое значение имела в их жизни Святая Земля. Я вспоминаю одну женщину, которая после паломничества в Иерусалим пришла к губернатору области, где она жила, со словами: «Знаете, Иван Иванович, я теперь могу сказать Вам, что Бог есть».

Дай Бог, чтобы люди и в дальнейшем посещали Святую землю, но именно как святыню, как сказала одна паломница: «Поеду в Иерусалим ко Гробу Господню».

В наше время попасть в эти места несложно – достаточно только купить билет. Но можно приехать в Израиль, а можнов Святую землю. Можно осматривать достопримечательности, а можно совершать паломничество. Всё это зависит от той атмосферы, которой будет окружена поездка каждого человека. Для людей, которые приезжают на экскурсии и посещают места, достойные примечания, главное – послушать рассказ экскурсовода, может быть, фрагмент евангельского текста, запечатлеть место на фотокамеру. Для паломника всё это является лишь подготовительным этапом, потому что самое важное – поклонение святым местам и молитва, произнесённая здесь. Об этом необходимо помнить.

Корр.: Вы упомянули, что семь лет служили в Русской духовной миссии. Что Вам более всего запомнилось и как изменило положение объединение Церквей?

Архиепископ Марк: Было всё: и горести, и радости. Основная радость – люди теперь могли приезжать в Иерусалим, к святым местам, для поклонения и молитвы.

Сам я приехал сюда в 1992 году, а реальное массовое паломничество началось в декабре 1993-го. И это то, ради чего и была устроена Русская духовная миссия. В её задачи входила помощь Иерусалимской Патриархии, местным православным верующим и, конечно, нашим православным паломникам. Возвращение на эту землю русских паломников и было для нас несказанной радостью.

Другая радость – начавшийся процесс восстановления наших святынь в Святой Земле. Многие храмы находились в плачевном состоянии: Троицкий собор в Иерусалиме нуждался в реставрации, в плохом состоянии был собор Апостола Петра в Яффе, не слишком радовал глаз наш храм в Хайфе, в Тиверии были только небольшие строения. В тяжёлых условиях жили наши сёстры и паломники в Горнем монастыре. При первой возможности мы стали приводить всё в порядок, чтобы храмы выглядели лучше, чтобы сюда приходили и молились люди.

Постепенно жизнь Духовной миссии налаживалась. Этому способствовали подписание акта о каноническом единстве Русской и Зарубежной Церквей. Ведь до этого на Святой Земле было достаточно осторожное отношение к представителям Московской Патриархии.

Я вспоминаю, как однажды привёз священника и мирянина, желавших посетить монастырь на Елеоне, принадлежащий Зарубежной Церкви. Мирянина пустили, а священника нет. В то время монастырь возглавляла довольно своеобразная игуменья, которая отказалась пустить даже Святейшего Патриарха Алексия II во время его визита в Святую землю – до того доходили людская злоба и непонимание. Конечно, было печально, что есть две русские церкви: одна из них называлась «красной», другая – «белой». Мы могли спокойно общаться с греками, другими православными всех национальностей, католиками, протестантами все к нам относились с симпатией и благожелательностью, потому что сейчас христианства в Святой Земле не так уж и много. Но в общении с православными русскими «с другой стороны» возникала непримиримая стена отчуждения.

Поэтому воссоединение Церквей – это великое дело, которое в Святой Земле имеет особое значение. Если в иных местах храмы расположены на большом удалении друг от друга, и потому такой конфронтации не чувствовалось, то здесь из-за близкого расположения складывалась другая ситуация. К счастью, сейчас этого уже нет. Совершаются богослужения, на которых присутствуют представители обеих ветвей воссоединённой Русской Церкви. Монахини Горнего монастыря приходят на праздники в Гефсиманию и на Елеон, и наоборот.

Корр.: Владыка, расскажите, как обстоят дела на Сергиевском подворье?

Архиепископ Марк: Возвращение Сергиевского подворья России – ещё одна большая радость. Его собственником – Управлением делами Президента РФ – сейчас осуществляется масштабный проект реконструкции и реставрации. Пройдут года полтора-два, может быть, больше, и Сергиевское подворье откроется обновлённым. Там будут оборудованы помещения, предназначенные для организаций, представляющих русскую культуру, русскую духовность: Российской академии наук, Русской Церкви, Императорского Православного Палестинского общества (ИППО). Двери центра будут широко открыты для русских паломников и туристов.

Корр.: Какова, с Вашей точки зрения, перспектива распространения христианства на Святой Земле?

Архиепископ Марк: Количество христиан среди палестинцев сокращается. Но какой-то определённый процент христиан есть среди выходцев из бывшего Советского Союза, тех, кто приехал по линии еврейской миграции. Ситуация представляется непростой. Весьма печально, что в Палестинской автономии христиане не всегда чувствуют себя комфортно. И такие города, как Вифлеем, его спутник Бейтджала, Бейт-Сахур, уже не являются преимущественно христианскими. Многие оттуда уезжают, и это печально.

Помощь местным православным христианам была одной из первоначальных задач Русской духовной миссии и ИППО. В конце XIX – начале XX века на территории Сирии, Палестины, Ливана было организовано около 100 русских школ. Первая из них, в Бейтджале, была устроена начальником Духовной миссии архимандритом Антонином (Капустиным). Позже инициативу подхватило Палестинское общество, которое создало целую сеть таких школ. Сейчас, к сожалению, от всего этого богатства осталась только одна русская школа в Вифании, которая находится в ведении Зарубежной Церкви. ИППО осуществляет её поддержку.

Может быть, пока мы не совсем готовы к масштабным просветительским усилиям. Я думаю, что это дело будущего. Даст Бог, через год будет построен культурный центр ещё и в Вифлееме, и работа в этом направлении станет более активной.

Корр.: Какое место на Святой Земле наиболее дорого Вам?

Архиепископ Марк: Одна из паломниц, которая была ночью на богослужении у Гроба Господня, сказала удивительные слова: «Гроб Господень – это единственное место на земле, где можно по-настоящему молиться». Может быть, это было произнесено в порыве воодушевления. Ведь богослужение в целом было малопонятным: оно совершалось по-гречески, лишь отдельные возгласы можно было услышать на церковно-славянском языке.

Я тоже очень люблю ночной храм Гроба Господня. Днём я нечасто туда ходил, потому что, как правило, был в это время занят. С другой стороны, днём в храме находится множество не столько паломников, сколько туристов, которые ходят шумной толпой в сопровождении экскурсоводов, что-то громко рассказывающих и собирающих вокруг себя своих подопечных.

Ночью Иерусалим другой: он меняется. Стихает жизнь города, закрываются эти бесконечные лавки, уходят туристы, всё погружается в темноту. И вот идёшь к храму Воскресения, к храму Гроба Господня, по узким улочкам старого города. Их камни блестят, сточенные ногами миллионов человек.

Именно в этот час я люблю приходить к храму Гроба Господня. Его ворота открыты, слышится пение греческого монаха. Можно прийти, спокойно приложиться ко Гробу Господню, помолиться, обойти вокруг храма Воскресения, подняться на Голгофу, упасть там на колени. Когда совершаешь богослужение у Гроба Господня, можно преклонить колени перед Трёхдневным Ложем Спасителя. И, конечно, особое ощущение испытываешь во время литургии, когда слушаешь чтение Евангелия – обычно у Гроба Господня читают Евангелие от Марка, где говорится о Воскресении Христа. Вот этот ночной Иерусалим, наверное, я люблю больше всего.

Из других святых мест мне более близок Вифлеем. Там проходят особые богослужения, которые я очень люблю. В Вифлеемской пещерке нет иконостаса, а литургия совершается, я бы сказал, в удивительно домашней обстановке. Когда ты молишься близко к тому месту, где родился Спаситель, где он лежал в яслях, – это непередаваемая атмосфера. Особенно часто я принимал участие в богослужениях, когда мир готовился встретить двухтысячелетие Рождества Христова.

Во время работы в Русской духовной миссии я часто приходил в Гефсиманию, к Гробнице Божией Матери. Утром, когда только начинает рассветать, идёшь вдоль стен старого города. Приходишь туда – там тихо, спокойно, собираются немногочисленные паломники. И начинается удивительная молитва «Царице небесной…».

Мне очень нравится молиться в Горнем монастыре, часто вспоминаю Фавор, Тивериаду – это самые главные места Святой Земли и наиболее любимые.

Меня спрашивают, скучаю ли я по Святой Земле. Знаете, когда приезжаешь в Иерусалим, создаётся впечатление, что ты из него и не уезжал. Потому что круг богослужений, Евангелие, которое мы читаем, помогают и способствуют тому, чтобы образы Святой Земли постоянно были в нашем сердце.

Беседовала Л. Б. Токарева
Русская история № 3(17), май-июнь 2011 г.